Люсе-фьорд и золото в консервах. Ставангер, Норвегия.

Люсе-фьорд – один из самых живописных норвежских фьордов. Его называют «Жемчужиной Норвегии в драгоценной оправе скал». Название «Люсе», буквально означающее «светлый», этот фьорд получил благодаря особому цвету камня его уходящих в небеса скалистых берегов. В Люсе-фьорд мы отправляемся из норвежского города Ставангер.


lysefjord (Dmitry Chulov)
СТАВАНГЕР, НОРВЕГИЯ: Вода, скалы и небо Люсе-фьорда. © Dmitry Chulov.

«Произвести измерения глубины и температуры воды не представилось возможным за отсутствием таковой» — так матрос Лом отрапортавал капитану Врунгелю, когда яхта «Беда» из-за отлива застряла между скал в норвежском фьорде. Фьорд – это узкий, извилистый и длинный залив или пролив с крутыми скалистыми берегами.


 

Выведя судно из гавани, наш капитан даёт полный ход, и мост и дома Ставангера остаются далеко позади. В Люсе-фьорд мы отправились на быстроходной лодке, развивающей скорость шестьдесят шесть узлов, это больше ста двадцати километров в час. Ветер бьёт в лицо, и лодка словно парит над волнами. Сорок минут пути, — и мы оказываемся у цели.


42-километровый Люсефьорд – одно из самых живописных мест в окрестностях Ставангера. Его монументальными скалами восхищались многие путешественники, побывавшие в этих местах. А французский писатель Виктор Гюго, бывший здесь в 1866-м, даже описывал Люсе-фьорд в своем романе «Труженики моря».


Preikestolen-in-Stavanger-Pulpit-Rock--062003-99-1083_1500
Вид на гигантский утес Прекестулен и Люсе-фьорд. Фото: Casper Tybjerg — Visitnorway.com

Фьорды – причудливое детище тектонических процессов, глобального оледенения, движения гигантских ледников. На протяжении многих тысяч лет над ним работали волны и ветер, приливы и отливы.

Суровые скалы, кое-где поросшие травой и деревьями, и немногочисленные домики у воды. По почти вертикальным склонам ловко скачут горные козлы, пасущиеся на небольших лужайках.

Капитан Ховард Хюндос заходит в Люсе-фьорд раз пятьдесят в год, и не перестает восхищаться суровой красоте здешней природы.

Ховард Хюндос, капитан, говорит: «Мои любимые места в Люсе-фьорде – это, конечно,  Джипси Хоул и ведущая от воды на высоту в четыреста метров самая длинная деревянная лестница в мире, состоящая из почти четырех с половиной тысяч ступеней».


Одно из самых старых зданий Ставангера — Кафедральный собор. Торжественные службы проходят в нём регулярно, собирая немалое количество людей.


Старый Ставангер в 12-м веке начал строиться вокруг кафедрального собора Святого Свитина, который, кстати, местный епископ построил на деньги, полученные от короля Сигурда Крестоносца за то, что тот благословил его второй брак… еще при жизни первой жены.


STAVANGER, NORWAY - JUNE 04, 2010: Unidentified people walk by the street in Stavanger, Norway. Stavanger city is often called "The Oil Capital of Norway". (Dmitry Chulov)
СТАВАНГЕР, НОРВЕГИЯ: Вид на центральную улицу города возле гавани. © Dmitry Chulov.

 

 

 

Не успело начаться строительство собора, а Ставангеру уже поспешили присвоить статус города. Правда, развивался он при этом очень медленно, в девятнадцатом веке здесь жили всего три тысячи человек. Лишь в двадцатом столетии Ставангер превратился в один из самых крупных городов страны.


Ставангер часто называют нефтяной и газовой столицей Норвегии. Основанный еще в 1125-м, этот город остается едва ли не самым большим по количеству сохранившихся деревянных домов в Европе.


Бурный подъем города начался в 1969 году, после того как в Северном море обнаружили богатые месторождения нефти и газа. Сегодня половина его жителей работают в нефтегазовой отрасли. В этом городе – самый низкий уровень безработицы в стране.

STAVANGER, NORWAY - JUNE 04, 2010: Aerial view of Stavanger city historical buildings in Stavanger, Norway. (Dmitry Chulov)
СТАВАНГЕР, НОРВЕГИЯ: Вид на старинные деревянные дома города. © Dmitry Chulov.

Доходы от продажи «черного» и «голубого золота» позволили местным властям сохранить и реставрировать старинную часть города.

Старый Ставангер – это сто семьдесят два деревянных дома 18 века. Самый старый из них построили еще в 1763-м. Все как один с красными крышами, они покрашены белой краской. Норвежские рыбаки издавна считают, что белый дом может принадлежать только зажиточному владельцу.

Группы оживленных и любопытных туристов тут можно увидеть повсеместно. Еще бы, ведь тот, кто не бывал в деревянном Старом Ставангере с его ухоженными домиками и узкими улочками, можно сказать, не видел этого города вообще!


Во фьордах разыгрывается аппетит, а самая походная еда – это консервы. Кстати, знаете ли Вы, что первые консервы от французского ресторатора и изобретателя Николя Оппера были вовсе не в банках, а в особых стеклянных бутылках? Офицеры наполеоновской армии открывали… именно бутылки тушенки. Жестяную консервную банку изобрел живший в Англии француз Петер Дюран, получивший патент в 1810 году. И в нефтяной столице страны рыбаков Норвегии есть уникальный музей рыбных консервов.


Stavanger-092003-99-1625_800
СТАВАНГЕР, НОРВЕГИЯ: Только что выловленные свежие шпроты. Фото: Marte Kopperud — Visitnorway.com

 

 

С середины 19 века до начала Второй мировой войны главным источником дохода жителей Ставангера было производство рыбных консервов.

 

 


Еще до начала эпохи нефти и газа Ставангер процветал благодаря шпротам и сельди. В начале 20 века в городе было около 7 десятков фабрик, на которых в жестяные банки закатывали копченое ставангерское золото.


The-Norwegian-Canning-Museum-in-Stavanger-112013-99-0361_800
СТАВАНГЕР, НОРВЕГИЯ: Здание музея консервов. Фото: CH — Visitnorway.com

Музей консервов Ставангера находится в здании завода «Венус пакинг», работавшего с 1916 года. Здесь все сохранили в первозданном виде: машины для производства и закатки банок, печи для копчения рыбы.

Большинство станков и приспособлений тут подлинные и в рабочем состоянии. Нет, пожалуй, лишь одного – характерного запаха копченой рыбы, выветрившегося за несколько десятилетий.


Питер Крокер, директор музея: «Автоматы, стоявшие на проходной, фиксировали время прихода и ухода рабочих. У каждого из них был свой номер. Приходя, он нажимал на кнопку, и на барабане внутри появлялась отметка. Уходя — снова нажимал на кнопку. Так владелец завода мог видеть, сколько времени сотрудник провел на рабочем месте и приходил ли он вообще».


The-Norwegian-Canning-Museum-in-Stavanger-112013-99-0367_800
СТАВАНГЕР, НОРВЕГИЯ: В цехе консервного завода. Фото: CH — Visitnorway.com

Директором музея Питер Крокер работает уже много лет, и об истории норвежских консервов знает практически всё. В лучшие времена работа здесь была налажена так эффективно, что с момента выгрузки свежей рыбы на берег до появления готовой банки консервов проходило… всего полтора часа.

Летом тут консервировали шпроты, зимой и осенью – селедку. Прежде, чем отправить рыбу коптиться в печь, ее нанизывали на тонкие металлические спицы. С раннего утрав персональной коптильне директора нас ждали аппетитного вида копченые шпроты. Удержаться от соблазна попробовать их было просто невозможно!


Питер Крокер, директор музея: «Вот это — моя печь, а в ней – очень вкусная копченая рыба!»


Директорские шпроты – просто объедение! Но большая часть рыбы в ставангерском Музее рыбных консервов – фальшивая. Она сделана из резины и пластика в компании, изготавливающей протезы и манекены. Зато она не жирная, совершенно не пахнет, а главное – не портится долгие годы. Вот только коптить и есть ее уже невозможно…


Ставангерские консервы должны были быть самого высокого качества. Для этого уже копченой рыбе обязательно отрезали головы. К тому же, так ее гораздо больше влезало в банку!


The-Norwegian-Canning-Museum-in-Stavanger-112013-99-0362_800
СТАВАНГЕР, НОРВЕГИЯ: В цехе консервного завода. Фото: CH — Visitnorway.com

Ременные передачи, громоздкие вращающиеся части механизмов. Когда-то появления на заводе станка по закатке консервов произвело настоящую революцию. С ним больше не требовалось работать паяльной лампой, а качество и надежность закатки увеличились многократно.


Питер Крокер, директор музея: «Эта машина быстро закатывала крышки, герметично подгоняя их. В результате консервы не портились и не взрывались».


Если бы Питеру пришлось работать на настоящей фабрике, он наверняка стал бы передовиком капиталистического труда. Чтобы продемонстрировать посетителям работу станка, он закатывает не один десяток пустых консервных банок ежедневно.


Питер Крокер, директор музея: «Реклама того времени говорила, что на одном таком станке за день можно было закатать десять тысяч банок. Думаю, в реальности это было примерно шесть-семь тысяч штук».


The-Norwegian-Canning-Museum-in-Stavanger-112013-99-0365_800
СТАВАНГЕР, НОРВЕГИЯ: В коптильном цехе консервного завода. Фото: СН — Visitnorway.com

Когда-то в небольшой конторе внутри цеха трудились управляющие завода. Тут сохранились бухгалтерские книги, портреты и фотографии рабочих в цехах. Судя по ним, объемы производства на фабрике были огромными.

В коллекции музея насчитывается двадцать тысяч оригинальных этикеток, огромное количество их копий и фотографий: «Сардины для походов в горы», «Рыба для пикников и уикендов» и даже «Кошерная сельдь».

Есть тут и этикетки, изготовленные в конце девятнадцатого – начале двадцатого века для поставок в Россию. На международной рыбопромышленной выставке в Санкт-Петербурге в 1902-м продукция из Ставангера получила Гран-при и Почетный диплом Императорского российского общества рыболовства и рыбоводства, бережно хранящийся в архиве музея.


Есть в коллекции и множество неоткрытых очень старых банок шпрот, сельди и сардин. И, по словам директора, все они были сделаны в Ставангере настолько качественно, что любую из них хоть сегодня можно открыть и их содержимое с удовольствием съесть!


Посмотреть видеоверсию этой статьи в виде репортажа, снятого мной для программы «Их нравы» Вы можете здесь:

Если Вам понравилась эта статья, пожалуйста, не забудьте поделиться ею с друзьями!

Напишите в комментариях, о что еще Вы хотели бы подробнее узнать о Норвегии?

Заинтересовали фотографии на сайте? Загляните в мой фотоархив! В нем — тысячи профессиональных фотографий из десятков стран мира!

Другие статьи о Норвегии:

  1. Шахтерский поселок из ЮНЕСКО.
  2. Олесунн — модерн на пепелище.
  3. Люсефьорд и золото в консервах. Ставангер.
  4. Берегись белых медведей! Шпицберген.
  5. Вперед в замороженный социализм! Шпицберген.
  6. Город на селедочных костях. Хаугесунн.
  7. Ворота в ледовитый океан. Тромсе.
  8. Маяк мыса эльфов. Альнес. 
  9. Полярный зоопарк, Барду.
  10. На собаках по заснеженным просторам.
  11. Щеки трески, Лофотенские острова.
  12. Ворота в королевство фьордов. Берген.

Добавить комментарий