Йемен до войны: с калашниковым на плече.

В некоторых провинциях Йемена с оружием ходят почти все мужчины. Но автоматы калашникова нужны им не только для самообороны. Это еще и непременная деталь одежды, без которой любой уважающий себя йеменец будет чувствовать себя… практически голым.


Йемен, калашников
ДОЛИНА ХАДРАМАУТ, ЙЕМЕН: Йеменские подростки в традиционной одежде и с кинжалами джамбия гордо позируют с автоматом калашникова. © Dmitry Chulov.

Этой статьей Сайт для любознательных путешественников продолжает серию материалов «Йемен до войны». Представления «западного мира» о Йемене, йеменском образе жизни и национальном характере ужасающе далеки от реальности. Йемен вообще – это особый мир, в чем-то совершенно не изменившийся со средневековья, в чем-то способный до глубины души поразить «цивилизованного» человека, выходца из мира «западных ценностей».

Вторая статья серии – о любви йеменских мужчин к автоматам калашникова.


Loading
Центрировать карту
Движение
На велосипеде
Проездом


На входе во многие отели в Йемене можно увидеть таблички, на которых черным по белому написано: «Вход с огнестрельным оружием и кинжалами запрещен!» Но не огорчайтесь: любимый автомат вы всегда можете сдать на стойке регистрации, а выходя в город, тут же получить его обратно. 


SANAA, YEMEN - SEPTEMBER 09, 2006: Aerial view of the Sanaa city in Sanaa, Yemen. The old city of Sanaa is declared a UNESCO World heritage site. (Dmitry Chulov)
САНА, ЙЕМЕН: Вид на город с крыши одного из старинных зданий. Центральная часть города Сана внесена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. © Dmitry Chulov.

Вячеслав – русский, родом из города Чебоксары. До войны много лет он жил со своей семьей и работал врачом в госпитале в йеменской столице. Как и положено врачу в этой стране, у Вячеслава был телохранитель. Но при этом под водительским сиденьем своей машины он все равно всегда возил пистолет. На всякий случай, чтобы в заложники не угодить. Эту историю он рассказал нам, объезжая рытвины разбитой дороги, ведущей к его дому.

Вячеслав, житель города Сана: «У нас однажды друга хотели захватить. Его захватывали едва ли не целый час, практически в центре города. Он купил американскую машину, хотя здесь полно американских машин, и зашел в канцелярский магазин. Он был с женой и с ребенком. Останавливается джип, выходят вооруженные люди. А у него еще какая-то кепка, что-то на майке написано. Все, говорят, поехали с нами в Мариб. Он говорит: я русский. Нет, говорят, ты американский. Почему? По-английски говоришь, шапка у тебя американская и машина американская. Американец, хоть застрелись. Он говорил, что когда нашел бумажку какую-то, где было написано, что он – русский, захватчики так расстроились…»


Из Саны мы выезжали рано утром. Конвой из джипов с иностранцами собрался у блокпоста при выезде из столицы. Наш путь лежал в Мариб – один из самых древних и самых небезопасных йеменских городов.


До войны иностранцам передвигаться по территории Йемена можно было только при наличии разрешения, в котором были указаны имя, фамилия, дата, национальность, номер машины. Бумаги проверяли на каждом из блокпостов, расположенных в паре десятков километров друг от друга. При этом передвигаться по некоторым районам Йемена, таким как в окрестностях Шибама или 700-километровой трассе от Аль-Мукаллы до Адена можно было исключительно при наличии вооруженной охраны.


CIRCA ADEN, YEMEN - SEPTEMBER 14, 2006: Remains of a cabin of a Soviet truck GAZ-66 stay at the former mine field near Aden, Yemen. (Dmitry Chulov)
АДЕН, ЙЕМЕН: Останки кабины грузовика ГАЗ-66 на минном поле. © Dmitry Chulov.

Минные поля, блокпосты, джипы с пулеметами, замаскированные танки вдоль дорог – все это Йемен. Большая гражданская война закончилась в 94-м, но назвать эту страну спокойной даже тогда былшо трудновато. Иностранцы передвигались только с вооруженной охраной еще и потому, что время от времени туристов в Йемене …похищали.

Наша первая остановка – руины древнего города Баракиш. Когда-то через богатейшую столицу королевства Маин на берегу вади Фарда в Иорданию шли караваны со специями. 14-метровые стены ее крепости стоят 2,5 тысячи лет. Яхи – один из автоматчиков, что охранял руины. Точнее, не сами стены, а тех, кто приезжает на них посмотреть.

Яхи, охранник: «Сейчас здесь не опасно. Но автоматы калашникова нам все же нужны — для демонстрации силы».

Глиняные города, пески и пересохшие русла рек. Конвой едет очень быстро. Никаких остановок, скорость – около 140. Иногда машины сопровождения идут не только спереди, но еще и сзади конвоя. Так безопаснее, особенно в горах.


HADRAMAUT VALLEY, YEMEN - SEPTEMBER 10, 2006: Unidentified Yemeni military on duty at the security checkpoint, Hadramaut valley, Yemen. (Dmitry Chulov)
ДОЛИНА ХАДРАМАУТ, ЙЕМЕН: Военные на службе на одном из блокпостов. © Dmitry Chulov.

Город Мариб и его окрестности пользуются у йеменских властей дурной славой. С начала 90-х здесь время от времени брали в заложники группы туристов местные племена. Нужно колодец прокопать или электричество к деревне подвести? Самый простой способ для йеменцев был — взять заложников и требовать от властей того, что нужно. За освобождение «гостей» племена требовали от правительства и освобождения из тюрем родственников или какие-нибудь другие блага. Заложников, говорят, при этом не приковывали цепями, позволяли свободно перемещаться по деревне, часто кормили мясом, которое вообще-то далеко не всегда у небогатых йеменцев бывало на столах, а на прощание даже дарили какие-нибудь серебряные украшения — в качестве «извинений за причиненные неудобства». Все изменилось в 1998-м после бесславной попытки освобождения в исполнении бравых американских морских пехотинцев — во время операции похитители расстреляли заложников. В тот момент психологическая черта для йеменских горных племен была пройдена, с тех пор за благополучие заложников вполне обоснованно нужно было опасаться.

Испанцев и греков в Йемене обычно не похищали. Русских – тоже, считалось, что за них все равно много не заплатят. Главные потенциальные жертвы – европейцы и американцы. Об этом нам в Маребе говорили многие.

При этом на рынок местные власти позволили нам отправиться только в сопровождении четырёх вооруженных калашниковыми полицейских. В полдень на рынке Мареба людей с оружием множество: и продавцов и покупателей.


Кривой кинжал джамбия и автомат. Национальный символ и национальная гордость. С кинжалами и автоматами в отдельных районах Йемена ходит практически каждый мужчина. Это и деталь одежды, и украшение, и самый надежный друг. Особенно, если этот друг сделан в России!


Йемен – страна с самым большим в мире числом оружия на душу населения. По некоторым данным, еще в начале двухтысячных годов на 22 миллиона человек приходилось 80 миллионов (!) стволов. То есть, на каждого жителя, включая женщин и младенцев, почти по четыре пистолета или автомата. Власти хотели бы хоть как-то уменьшить этот арсенал, изъять хоть что-то, но в Марибе, вокруг которого живут враждующие племена, это плохо удается. У некоторых покупателей на рынке при себе сразу по три-четыре снаряженных патронами магазина.


Аль Абдалла, покупатель: «Эти магазины я ношу с собой, потому что с ними все вокруг меня уважают»!

ADEN, YEMEN - SEPTEMBER 14, 2006: Unidentofied young Yemeni man holds a rifle in Aden, Yemen. (Dmitry Chulov)
АДЕН, ЙЕМЕН: Молодой мужчина на улице держит винтовку на плече. Йеменцы, которые не могут позволить себе купить автомат, «выходят в люди» кто с чем может — винтовками, пистолетами, главное — демонстрировать окружающим, что оружие у них есть. © Dmitry Chulov.

Даже мальчишки, торгующие на рынке, мечтают скорее вырасти и, как их отцы, ходить по городу с настоящим оружием.

Абу Али, покупатель: «Смотрите, у него – китайский калашников, а у меня – российский. Мой — круче, крепче и гораздо надежнее»!

 В российском калашникове Абу Али патрон уже в стволе, только сними с предохранителя и сразу можно стрелять…

Абу Али, покупатель: «Конечно, мы часто стреляем! Особенно по праздникам, например, на свадьбах или на Рамадан…»

 Покупатель Мухаммед со своим укороченным АК ни на минуту не расстается.

HADRAMAUT VALLEY, YEMEN - SEPTEMBER 14, 2006: Unidentified man man holds Kalashnikov machine gun, Hadramaut valley, Yemen. At the magazine - portrait of the former President of Yemen Mr. Ali Abdullah Saleh. (Dmitry Chulov)
ДОЛИНА ХАДРАМАУТ, ЙЕМЕН: Мужчина держит на плече автомат калашникова. Наклейка на магазине — портрет бывшего Президента Йемена Али Абдаллы Салеха. © Dmitry Chulov.

Мухаммед, покупатель: «Я никогда не выпускаю его из рук. Сейчас такой Калашников стоит у нас  очень дорого — долларов 350…»

Торговец катом Абдуль Илам на рынок, то есть на свою работу, тоже всегда ходит с калашниковым на плече.

Абдул Илам, продавец ката: «Автомат для меня, как для вас, наверное, галстук или мобильный телефон. Хотя поверьте, тут они не стоят ничего. А вот с кинжалом и автоматом здесь каждый выглядит, как настоящий мужчина»!

В Йемене автомат калашникова – это мерило всех достоинств и приличий. А если так — разве можно выйти из дома в недостойном или неприличном виде?!


Пустыня Рамлат-эс-Сабатайн — часть «Пустого угла». Так в Йемене называют территорию, прилегающую к границе с Саудовской Аравией. До нее отсюда не больше двухсот километров. Готовиться к выезду мы начали еще до восхода солнца. Приспускали колеса джипов – только так можно проехать по бездорожью. Караван – четыре автомобиля. Впереди — сто километров по раскаленному песку.


Former military check point buildings, Ramlat as Sabatayn desert, Yemen. (Dmitry Chulov)
РАМЛАТ-ЭС-САБАТАЙН, ЙЕМЕН: Разрушенный блокпост в пустыне у границы с Саудовской Аравией. © Dmitry Chulov.

Здешние племена пропускают иностранцев через свою территорию за деньги, взамен предоставляя охрану. Наш проводник — бедуин Салим Мухамедди Шариф родился в пустыне — в племени Аль Мехтем аль Шераф.

Салим Мухаммеди Шариф, бедуин: «Моя работа – решать проблемы с местными бедуинами, если они возникнут по пути. Но их не будет, про вас мы уже со всеми договорились».

Три магазина с патронами на панели приборов и калашников на переднем сиденье старенького японского внедорожника – вот его джентльменский набор.

Салим Мухаммеди Шариф, бедуин: «Лентой мы оборачиваем ствол автомата, чтобы не обжечься. Когда много стреляешь, он становится очень горячим…»

HADRAMAUT VALLEY, YEMEN - SEPTEMBER 11, 2006: Unidentified Yemeni man aim with kalashnikov machine gun in the desert, Hadramaut valley, Yemen. (Dmitry Chulov)
РАМЛАТ-ЭС_САБАТАЙН, ЙЕМЕН: Бедуин стреляет из автомата калашникова в пустыне. © Dmitry Chulov.

Стрельба в пустыне – любимое развлечение бедуинов. И стреляют они так метко, что думать о судьбе того, в кого они целятся, не хочется. Как и о том, какое количество патронов уходит на их тренировки. Здесь в гильзу 5.45 из автомата (!) легко попадают с пятидесяти шагов. Впрочем, в этой части Йемена умение хорошо стрелять необходимо любому мужчине…

В качестве демонстрации Салим передернул затвор, выстрелил в воздух, поднял с песка гильзу, поставил ее на склон дюны и отошел ровно на 50 шагов. Затем присел на одно колено и, почти не целясь, выстрелил. Гильза-мишень с искрами исчезла в песке. «Давай теперь ты» — обратился он ко мне, передавая свой автомат. Стреляю я неплохо, но, признаюсь, с трех попыток повторить попадание Салима мне все же не удалось. По дороге к машине, бедуин похлопал меня по плечу: «Не расстраивайся, русский, автомат — он как жена, как продолжение тела, ты знаешь его вслепую, наощупь, уверен, дома из своего оружия ты бы точно не промахнулся!«


HADRAMAUT VALLEY, YEMEN - SEPTEMBER 10, 2006: Unidentified Yemeni military on duty at the security checkpoint, Hadramaut valley, Yemen. Tourism in Yemen is dangerous now because of kidnappings. (Dmitry Chulov)
ДОЛИНА ХАДРАМАУТ, ЙЕМЕН: Офицер йеменской армии на службе на одном из блокпостов. © Dmitry Chulov.

Для охраны конвоев на многих йеменских дорогах к полиции подключают военных, особенно на неспокойных участках.

Зингубар, военный: «Наша задача – защищать иностранцев. Мы сопровождаем их между блокпостами. От полиции и армии этого требует наше правительство».

Лахиб Аль Зикри – полицейский. Он считает, что Йемен – безопасная страна, но страж порядка всегда должен быть начеку!

Лахиб Аль Зикри, полицейский: «Нет, сейчас у нас никого не похищают, но охрана нужна, на всякий случай»!

HADRAMAUT VALLEY, YEMEN - SEPTEMBER 10, 2006: Unidentified Yemeni military hold hands at the security checkpoint, Hadramaut valley, Yemen. Tourism in Yemen is dangerous now because of kidnappings. (Dmitry Chulov)
ДОЛИНА ХАДРАМАУТ, ЙЕМЕН: Военнослужащие-мужчины дрежатся за руки на одном из блокпостов. © Dmitry Chulov.

Увидеть вооруженного солдата или офицера, жующего дурманящие листья ката*, в Йемене можно где угодно – после обеда здесь все жуют кат.

  • (Растение кат запрещено к культивированию и обороту на территории РФ, подпадая под Список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещён в соответствии с законодательством РФ и международными договорами).

Абдалле Аль Фатри 23, из них в армии он уже два года.

Абдалла Альфатри, рядовой: «На следующем блокпосту всё знают: сколько идет машин, сколько нас едет, цвет, номера. Если мы не прибудем через несколько минут, они решат, что нас похитили, и сразу выедут на помощь…»

ADEN, YEMEN - SEPTEMBER 14, 2006: Unidentified Yemeni people with Kalashnikov machine guns talk to a car driver on September 14, 2006 in Aden, Yemen. (Dmitry Chulov)
АДЕН, ЙЕМЕН: Пассажиры обсуждают с таксистом плату за проезд. © Dmitry Chulov.

В ту поездку неподалеку от города Шабва местное племя взяло в заложники нескольких иностранцев. Нашей съемочная группа тогда оказалась поблизости, и нам даже удалось взять интервью у водителя захваченных французских туристов, отважившихся отправиться в Йемен. Водителя захватчики отпустили, но вот его пассажиры провели в плену у одного из горных племен около полугода…

Мухаммед Салем Ахмед родом из мирной провинции Авьен. Принимал участие в гражданской войне севера и юга на стороне социалистов-южан. Он тоже охраняет конвои. В полиции — 20 лет. И за все эти годы – ни одного инцидента. Он говорит, что его автомат сделан в Болгарии, такой тут можно купить гораздо дешевле российского. В Йемене вообще можно купить любое оружие. Одни только калашниковы сюда поставляют почти из десятка стран.

Мухаммед Салем Ахмед, полицейский, показывая свой автомат: «Конечно, болгарский калашников не самый надеждый. Если из него много стрелять, его может заклинить. Но болгарские автоматы стоят у нас дешевле, поэтому их и покупают. А вот российский калашников – это очень хорошо, хотя и стоит он дороже»!


Проехав по дорогам и бездорожью Йемена не одну сотню километров, могу сказать, что автомат калашникова в этой стране – не просто оружие. Для здешних мужчин это нечто намного большее. То с чем они не расстанутся никогда. Потому что для них это символ их мужественности и свободы!


Здесь Вы можете посмотреть фрагмент репортажа об оружии в Йемене, снятый мной для  программы «Их нравы» (НТВ):

А вот здесь можно посмотреть продолжение фрагмента этого репортажа о стрельбе в пустыне:

Если Вам понравилась эта статья, пожалуйста, не забудьте поделиться ею с друзьями!

Напишите в комментариях, о чем еще более подробно Вы хотели бы узнать о Йемене? 

Заинтересовали фотографии на сайте? Загляните в мой фотоархив! В нем — тысячи профессиональных фотографий из десятков стран мира!

Серия статей «Йемен до войны»:

  1. Дурманящие листья ката.
  2. С калашниковым на плече.
  3. Кривой кинжал за поясом.
  4. Глинобитные небоскребы, Шибам.
  5. Родина кофе, где кофе не пьют.
  6. Женский и мужской рынки.
  7. Мужская мода.
  8. Мужские соблазны.

Добавить комментарий